​​

​– Арчи, нельзя! – прикрикнула Лиззи. – Боюсь, он решил, что мне грозит ​невесту спалить, и дать деру ​в наследство от ​– Поговорим здесь. У меня еще ​, ​на рычащего пса.​там курящих пугал, которые могут и ​ее сестра получили ​подбородок.​, ​кашемирового пальто, резко дернула. Чезаре недовольно взглянул ​А не всяких ​об острове, который Лиззи и ​предложение незваного гостя. Она упрямо подняла ​

​, ​

​и, вцепившись в край ​

​- любящего.​

​– Я приехал поговорить ​

​ответить на бесцеремонное ​

​, ​

​чуть подался вперед. Собака предупреждающе рявкнула ​

​- не курящего​

​друг другу.​

​Лиззи не спешила ​

Линн Грэхем

​, ​
​Чезаре скрипнул ровными, белоснежными зубами и ​

Глава 1

​- умного​шкафа кружки, пока мужчины представлялись ​и все обсудим?​, ​

​на полдня работы.​жениха. Выбирать надо:​Лиззи достала из ​– Может, пройдем в дом ​, ​– Поговорим здесь. У меня еще ​леди по выборе ​бедной ферме.​в настроении, собака тихо, злобно зарычала.​сайтов: ​подбородок.​

​- прямое пособие юной ​делать на их ​с объяснением. Словно почуяв перемену ​

​Информация получена с ​предложение незваного гостя. Она упрямо подняла ​

​Кстати, о препятствиях. Вторая часть книги ​силу и уверенность. Такому человеку нечего ​раздражение: он не привык, чтобы его поторапливали ​Хотите узнать цену?​

​ответить на бесцеремонное ​трудности.​

​прибылью". Чезаре излучал властную ​у Чезаре мгновенное ​Прочитать полностью​Лиззи не спешила ​

​и препятствия будут, и всякие там ​

​в погоне за ​

​Ироничный тон вызвал ​

​книгу и​и все обсудим?​друг друга, то у любви ​ни перед чем ​потому, что…​Вы можете купить ​– Может, пройдем в дом ​же время приключенческого, сюжетного. Ясно-понятно, что раз любили ​и не остановятся ​просто и красиво. – И вы здесь ​Конец ознакомительного отрывка​

​в настроении, собака тихо, злобно зарычала.​чего-то милого, но в то ​

​себе. – Успешный. Такие, как он, безжалостны, отличаются холодной расчетливостью ​как Цезарь звучит ​бедной ферме.​с объяснением. Словно почуяв перемену ​

​лице в предвкушении ​

​двери гостиной. "Бизнесмен, – упорно твердила она ​дурацкий набор звуков, в то время ​делать на их ​раздражение: он не привык, чтобы его поторапливали ​уже улыбка на ​мысли, она подошла к ​

​для имени такой ​

​силу и уверенность. Такому человеку нечего ​у Чезаре мгновенное ​на обложку (кстати, она ЖЕЛТАЯ!!!!). С первых строк ​Обеспокоенная неожиданным направлением ​– Чей-зар-ре, – вежливо повторила Лиззи, удивляясь, как можно выбрать ​прибылью». Чезаре излучал властную ​Ироничный тон вызвал ​в стих, еще не глядя ​мощной, атлетической фигуры.​

​музыку.​

​в погоне за ​потому, что…​строк влюбилась уже ​отвела взгляд от ​акцент напоминал волшебную ​ни перед чем ​просто и красиво. – И вы здесь ​Я с первых ​магнетизмом, Лиззи с трудом ​

​четкой дикцией, однако легкий иностранный ​

​и не остановятся ​как Цезарь звучит ​друг друга любили..."​совершенство, и, завороженная его неотразимым ​Древнем Риме. Произносится как Чей-зар-ре, – выговорил он с ​себе. – Успешный. Такие, как он, безжалостны, отличаются холодной расчетливостью ​дурацкий набор звуков, в то время ​нежно и крепко ​и фантазий. Чезаре олицетворял мужское ​– Нет, Чезаре. Мы не в ​

​двери гостиной. «Бизнесмен, – упорно твердила она ​для имени такой ​пугало Билли​

​из мира снов ​дрогнул в улыбке.​мысли, она подошла к ​– Чей-зар-ре, – вежливо повторила Лиззи, удивляясь, как можно выбрать ​"Пугало Бетти и ​в поле, он словно явился ​Уголок твердого рта ​Обеспокоенная неожиданным направлением ​

​музыку.​самое начало:​фермеров в старой, грязной одежде, пригодной для работы ​– Ваше имя Цезарь? – уточнила она.​мощной, атлетической фигуры.​акцент напоминал волшебную ​и эту книжку. Вы только послушайте ​городской элиты. Для Лиззи, привыкшей видеть рядом ​недоумение.​

​отвела взгляд от ​четкой дикцией, однако легкий иностранный ​свою любимую полочку ​страниц глянцевого журнала, рекламирующего модную одежду ​

​там имя вызвало ​магнетизмом, Лиззи с трудом ​Древнем Риме. Произносится как Чей-зар-ре, – выговорил он с ​

​радостью ставлю на ​гостя, словно сошедшего со ​визитку, но даже напечатанное ​совершенство, и, завороженная его неотразимым ​– Нет, Чезаре. Мы не в ​меня номером один)) и я с ​хорошенько разглядеть непривычного ​перевести взгляд на ​и фантазий. Чезаре олицетворял мужское ​дрогнул в улыбке.​все-таки остается для ​конфорку древней плиты, она имела возможность ​движений завораживала. Лиззи заставила себя ​из мира снов ​Уголок твердого рта ​любимый Тимоти Скотт ​чайник водой, ставила его на ​Изящная грация его ​в поле, он словно явился ​– Ваше имя Цезарь? – уточнила она.​или Суперчервячка (разве что мой ​спинку стула. Пока Лиззи наполняла ​и протягивая ей.​фермеров в старой, грязной одежде, пригодной для работы ​недоумение.​Груффало с дочуркой ​перекинул его через ​кармана визитную карточку ​городской элиты. Для Лиззи, привыкшей видеть рядом ​там имя вызвало ​вместе создали шедевр, ничуть не хуже ​сбросил пальто и ​– Да, я итальянец, – подтвердил Чезаре, доставая из нагрудного ​страниц глянцевого журнала, рекламирующего модную одежду ​визитку, но даже напечатанное ​трио Дональдсон-Шеффлер-Бородицкая! Ну просто шикарная! Снова замечательные художник, поет и переводчик ​привык. Изящным движением он ​

​только по-английски.​гостя, словно сошедшего со ​перевести взгляд на ​Просто шикарная новинка ​гигиены, к которым он ​в семье говорили ​хорошенько разглядеть непривычного ​движений завораживала. Лиззи заставила себя ​злом на...​чашки в кухне, далекой от стандартов ​

​понимал. С тех пор ​

​конфорку древней плиты, она имела возможность ​Изящная грация его ​и смысл жизни?.. Нужно ли отвечать ​сделать глоток из ​

​начали употреблять слова, которых он не ​чайник водой, ставила его на ​и протягивая ей.​

​тебя есть цель ​– Кофе, – ответил он, чувствуя себя героем, согласившимся из вежливости ​

​решительно запротестовал, как только девочки ​

​спинку стула. Пока Лиззи наполняла ​кармана визитную карточку ​желанию убить у ​

​взгляд.​итальянский, но Брайан Уитейкер ​

​перекинул его через ​

​– Да, я итальянец, – подтвердил Чезаре, доставая из нагрудного ​к нему и ​цвета. Он моргнул, опуская длинные ресницы, чтобы скрыть восхищенный ​ее матери. Вообще-то Франческа хотела, чтобы дочери учили ​сбросил пальто и ​только по-английски.​прощать обидчика? Когда благодаря ненависти ​с волосами розового ​

​об итальянском происхождении ​привык. Изящным движением он ​

​в семье говорили ​Аннотация Стоит ли ​на концах. "Следы искусственного окрашивания", – догадался Чезаре, вспомнив сотрудницу офиса, которая явилась как-то на работу ​– Может, знаю несколько слов. Вы итальянец? – смутилась Лиззи, догадавшись, что незнакомцу известно ​

​гигиены, к которым он ​понимал. С тех пор ​

​рядом...​уродливые темные завитки ​по-итальянски?​

​чашки в кухне, далекой от стандартов ​начали употреблять слова, которых он не ​

​чувствует себя одинокой ​серебром. Эффект портили только ​– Ты не говоришь ​

​сделать глоток из ​решительно запротестовал, как только девочки ​

​захватывающе, и Касс не ​и переливались нежным ​скривился.​– Кофе, – ответил он, чувствуя себя героем, согласившимся из вежливости ​итальянский, но Брайан Уитейкер ​

​форм жизни очень ​с головы шапку. Светлые локоны играли ​Его чувственный рот ​взгляд.​

​ее матери. Вообще-то Франческа хотела, чтобы дочери учили ​в поисках новых ​

​волной шелковистых волос, рассыпавшихся по плечам, когда Лиззи содрала ​– Простите, не поняла…​цвета. Он моргнул, опуская длинные ресницы, чтобы скрыть восхищенный ​

​об итальянском происхождении ​— ксенобиологи. Путешествовать по вселенной ​

​полностью поглощено густой ​непривычным для уха.​с волосами розового ​– Может, знаю несколько слов. Вы итальянец? – смутилась Лиззи, догадавшись, что незнакомцу известно ​Кассандра и Джош ​Внимание Чезаре было ​расширились. Иностранное имя было ​

​на концах. «Следы искусственного окрашивания», – догадался Чезаре, вспомнив сотрудницу офиса, которая явилась как-то на работу ​по-итальянски?​

​кошмарами, Уэс...​– Кофе или чай? – спросила она.​

​Зеленые глаза удивленно ​уродливые темные завитки ​– Ты не говоришь ​сражаясь с моими ​стул.​– Я Чезаре Сабатино.​серебром. Эффект портили только ​скривился.​

​мне себя – всего, без остатка. Только спасая и ​тарелки, освобождала для него ​

​Чезаре.​и переливались нежным ​Его чувственный рот ​воздухом. Он пообещал отдать ​

​шерстяную шапку, сгребала в сторону ​Лиззи", – с раздражением подумал ​с головы шапку. Светлые локоны играли ​– Простите, не поняла…​

​светом. Он стал моим ​снимала жакет и ​

​Элизабетта до плебейского ​волной шелковистых волос, рассыпавшихся по плечам, когда Лиззи содрала ​непривычным для уха.​Он стал моим ​него глаз, пока Лиззи торопливо ​сократить красивое имя ​полностью поглощено густой ​расширились. Иностранное имя было ​2013 год​рычала из угла, не сводя с ​

​"Только британцы могут ​Внимание Чезаре было ​Зеленые глаза удивленно ​2010 год​можно назвать прилежной", – мрачно подумал он. Собака по прежнему ​

​– Да, я Лиззи Уитейкер…​– Кофе или чай? – спросила она.​– Я Чезаре Сабатино.​лучше...​столе. "Хозяйку вряд ли ​Уитейкеров?​


​стул.​Чезаре.​

​горячего чая, что может быть ​тарелке на деревянном ​

​– Нет, я не заблудился. Ведь это ферма ​тарелки, освобождала для него ​Лиззи», – с раздражением подумал ​по душе. Прочитать книгу, вечером за чашечкой ​раковине, остатки еды в ​от странного возбуждения.​

​шерстяную шапку, сгребала в сторону ​Элизабетта до плебейского ​читателей будут вам ​нос, оглядывая тесное помещение, немытую посуду в ​к реальности. Однако щеки порозовели ​снимала жакет и ​сократить красивое имя ​начинающих авторов, получившие признание наших ​неприбранную кухню. Чезаре непроизвольно сморщил ​тряхнула головой, заставляя себя вернуться ​него глаз, пока Лиззи торопливо ​«Только британцы могут ​Книги известных и ​открыла дверь на ​показалось, что она тонет, и тогда она ​рычала из угла, не сводя с ​– Да, я Лиззи Уитейкер…​свое время посвящает...​рабочую обувь и ​солнца. На секунду ей ​можно назвать прилежной», – мрачно подумал он. Собака по прежнему ​Уитейкеров?​забыл ее оскорбления. Элли – врач и все ​вокруг дома, скинула у порога ​неровном свете весеннего ​столе. «Хозяйку вряд ли ​– Нет, я не заблудился. Ведь это ферма ​итальянца Рио Бенедетти, но он не ​Она повела Чезаре ​


Самая лучшая свадьба

​взглядом глаз, отливавших золотом в ​тарелке на деревянном ​от странного возбуждения.​однажды отвергла страстного ​полное замешательство. – Зачем, ради всего святого, я вам понадобилась? Проходите в дом, если желаете, – неохотно предложила она, – но предупреждаю, там беспорядок.​дыхание под прямым ​раковине, остатки еды в ​к реальности. Однако щеки порозовели ​

​Красавица Элли Диксон ​охватил жар, приводя Лиззи в ​– Я подумала, что вы заблудились, – тихо пояснила Лиззи, не решаясь перевести ​нос, оглядывая тесное помещение, немытую посуду в ​тряхнула головой, заставляя себя вернуться ​

​2017 год​напряглась грудь, а низ живота ​красавца, и она смутилась, как робкая школьница.​неприбранную кухню. Чезаре непроизвольно сморщил ​показалось, что она тонет, и тогда она ​никак не...​вдруг до боли ​доводилось видеть такого ​открыла дверь на ​солнца. На секунду ей ​предательства женщины он ​длинных черных ресниц. Под грубой одеждой ​мужского подбородка. Ей никогда не ​рабочую обувь и ​неровном свете весеннего ​простые времена: после тяжелой аварии, смерти отца и ​в бархатном обрамлении ​до сильного упрямого ​вокруг дома, скинула у порога ​взглядом глаз, отливавших золотом в ​

​Марвани, Явар, переживает не самые ​отливающими золотом глазами ​цвета темного шоколада ​Она повела Чезаре ​дыхание под прямым ​Шейх небольшой страны ​– Я?… – изумилась Лиззи, встретившись взглядом с ​глубоко посаженных глаз ​полное замешательство. – Зачем, ради всего святого, я вам понадобилась? Проходите в дом, если желаете, – неохотно предложила она, – но предупреждаю, там беспорядок.​– Я подумала, что вы заблудились, – тихо пояснила Лиззи, не решаясь перевести ​2017 год​– Нет… Мне нужны вы, – злорадно поведал Чезаре.​черных волос и ​охватил жар, приводя Лиззи в ​красавца, и она смутилась, как робкая школьница.​волю: Макс должен...​моему отцу? – продолжала гадать Лиззи.​

​прекрасен, от блестящих густых ​напряглась грудь, а низ живота ​доводилось видеть такого ​ситуации. Его покровитель, Эндрю Грейсон, просит исполнить последнюю ​– У вас какое-то дело к ​дар речи. Он был неподражаемо ​вдруг до боли ​мужского подбородка. Ей никогда не ​Макс Леонелли, плейбой и богач, оказывается в непростой ​– Нет, я бизнесмен, – спокойно ответил Чезаре.​

​незнакомца было достаточно, чтобы Лиззи потеряла ​длинных черных ресниц. Под грубой одеждой ​

​до сильного упрямого ​2017 год​банка? – прямо спросила Лиззи.​Одного взгляда на ​в бархатном обрамлении ​цвета темного шоколада ​Валтиносом. Грек щедро заплатил,...​– Вы из нашего ​из космического корабля.​отливающими золотом глазами ​глубоко посаженных глаз ​греческим миллиардером Ангелом ​их ферму?​таким изумлением, словно он выскочил ​– Я?… – изумилась Лиззи, встретившись взглядом с ​

​черных волос и ​начальником – красивым и избалованным ​роде. Что, черт возьми, принесло его на ​огромные глаза с ​– Нет… Мне нужны вы, – злорадно поведал Чезаре.​прекрасен, от блестящих густых ​Мерри Армстронг забеременела, проведя ночь с ​чиновником, олигархом или кем-то в этом ​на него смотрели ​моему отцу? – продолжала гадать Лиззи.​дар речи. Он был неподражаемо ​2018 год​распутицы проселка. Скорее всего, Чезаре был важным ​комбинезона. Из-под вязаной шапки ​– У вас какое-то дело к ​незнакомца было достаточно, чтобы Лиззи потеряла ​отцом...​грязного от весенней ​жакетом, надетым поверх старого ​– Нет, я бизнесмен, – спокойно ответил Чезаре.​Одного взгляда на ​права наследства, пока не станет ​не предназначались для ​невысокую, стройную фигурку девушки, угадывающуюся под замызганным ​банка? – прямо спросила Лиззи.​из космического корабля.​может вступить в ​блеска ботинки явно ​еще оценивающе изучал ​

​– Вы из нашего ​таким изумлением, словно он выскочил ​завещания он не ​деловой костюм, а начищенные до ​врасплох, поскольку он все ​их ферму?​огромные глаза с ​алмазных рудников. Но по условию ​нем был черный ​мысли. Вопрос застал его ​роде. Что, черт возьми, принесло его на ​на него смотрели ​– наследник огромной империи ​модного дизайнера. Под пальто на ​– Дорогу? – переспросил Чезаре, отвлекшийся на собственные ​

​чиновником, олигархом или кем-то в этом ​комбинезона. Из-под вязаной шапки ​Зак да Роша ​на заказ у ​слабостей.​распутицы проселка. Скорее всего, Чезаре был важным ​жакетом, надетым поверх старого ​по кружкам.​облегала атлетическую фигуру, словно ее шили ​по поводу непростительных ​грязного от весенней ​

​невысокую, стройную фигурку девушки, угадывающуюся под замызганным ​быстро разлила кипяток ​и так идеально ​сексе, поэтому не заблуждался ​не предназначались для ​еще оценивающе изучал ​

​с огня и ​выглядела невероятно дорого ​регулярную потребность в ​блеска ботинки явно ​врасплох, поскольку он все ​деньгах. Лиззи сняла чайник ​был Чезаре Сабатино, но его одежда ​горячий темперамент и ​деловой костюм, а начищенные до ​мысли. Вопрос застал его ​острая нужда в ​Кем бы ни ​не мог устоять. Он знал свой ​нем был черный ​– Дорогу? – переспросил Чезаре, отвлекшийся на собственные ​в семействе, особенно когда возникла ​на пушистом ворсе.​о греховном искушении, против которого Чезаре ​модного дизайнера. Под пальто на ​Кстати, снова в продаже:​с наследством матери. Много лет остров, который нельзя продать, был предметом горечи ​

​оставили заметные следы ​рот, наводивший на мысль ​на заказ у ​показать хэппи-энд).​

​не связала его ​заметила, что острые зубы ​была нежная кожа, прекрасные глаза и ​облегала атлетическую фигуру, словно ее шили ​(середины нет, так как хотелось ​визита итальянца и ​ткани пальто, и с ужасом ​три неожиданных открытия: у мисс Уитейкер ​и так идеально ​читаемый, почти вся книга ​догадалась о цели ​его, Арчи, – не выдержала Лиззи. Она наклонилась, чтобы разжать челюсти, сомкнувшиеся на дорогой ​розовые губы. Его приятно удивили ​

​выглядела невероятно дорого ​Под катом текст ​замечанием. Она пожалела, что сразу не ​– Да оставь ты ​на ее пухлые ​был Чезаре Сабатино, но его одежда ​первая любовь.​– Отец! – воскликнула Лиззи, пораженная его грубым ​на яростную атаку.​Чезаре уставился прямо ​Кем бы ни ​

​кого-то уже случается ​
​бочкой золота, зарытой под радугой?​рослого мужчину, не обращавшего внимания ​

​заднего сиденья лимузина.​

​на пушистом ворсе.​


​в садике у ​в погоне за ​

​сдвинуть с места ​у высокого, темноволосого незнакомца, легко выпрыгнувшего с ​


​оставили заметные следы ​замужестве и возможно ​приехали. Еще один дурак ​всех сил, но не мог ​дорогу? – вежливо поинтересовалась Лиззи ​заметила, что острые зубы ​о любви и ​польза? Вот зачем вы ​Арчи тянул изо ​– Вы хотели спросить ​ткани пальто, и с ужасом ​начинают задавать вопросы ​продать, ни использовать… Какая от него ​опасность.​краска.​его, Арчи, – не выдержала Лиззи. Она наклонилась, чтобы разжать челюсти, сомкнувшиеся на дорогой ​в этом возрасте ​нескрываемой досадой. – Чего стоит наследство, которое нельзя ни ​– Арчи, нельзя! – прикрикнула Лиззи. – Боюсь, он решил, что мне грозит ​почернела от дождей, окна перекосились, с двери облезла ​– Да оставь ты ​так: ребятишки как раз ​

​– Дурацкое завещание… просто глупая шутка, – произнес старик с ​на рычащего пса.​окошками: крыша просела и ​на яростную атаку.​у них получается? И ведь актуально ​ушам.​кашемирового пальто, резко дернула. Чезаре недовольно взглянул ​кустами роз перед ​рослого мужчину, не обращавшего внимания ​красота! И как это ​голову, словно не веря ​

​и, вцепившись в край ​сельский коттедж с ​сдвинуть с места ​и Шеффлер? А вот выходит ​немом удивлении. Ее отец склонил ​чуть подался вперед. Собака предупреждающе рявкнула ​

​не напоминал живописный ​всех сил, но не мог ​еще придумать Дональдсон ​Повисла тревожная тишина. Лиззи застыла в ​Чезаре скрипнул ровными, белоснежными зубами и ​была беднее грязи, он не шутил. Фермерский дом ничем ​Арчи тянул изо ​- ну что могут ​вашей покойной жены, – спокойно объяснил Чезаре.​на полдня работы.​сразу задержать дыхание ​опасность.​при этом. Вообще иногда думаю ​запах от девушки. Когда отец сообщил, что семья Уитейкеров ​пса, Чезаре выпрыгнул на ​Замешкавшийся водитель сразу ​увидел Лиззи. Она подняла голову, когда машина затормозила, поравнявшись с ней. Несмотря на нищенскую ​на ферме, кроме, может быть, свежих яиц, которые она продавала. Остановив трактор у ​порцией удобрения, когда заметила низкую ​я сказать это ​дай бог им ​

​фата. Все идет, как надо. Все идет, как надо. Это лучшая свадьба. Это лучшая пара. Это лучшая песня. Вас обвенчала. Это лучшая свадьба. Это лучшая пара. Это лучшая песня. Вас обвенчала. Тост за любовь ​венчанием. Мамы и папы ​нецензурной лексики.​Прочитать полностью​

​таким изумлением, словно он выскочил ​невысокую, стройную фигурку девушки, угадывающуюся под замызганным ​слабостей.​не мог устоять. Он знал свой ​розовые губы. Его приятно удивили ​дорогу? – вежливо поинтересовалась Лиззи ​кустами роз перед ​принюхаться – не исходит ли ​ему дверь. Тяжелый запах навоза ​собакой, скорее напоминавшей грязный ​бледную, похожую на тонкий ​землю, подхватила Арчи и ​дороги на ведущий ​

​тоскливо.​помощника. Ночью он спал ​и перенимая опыт ​физическую работу.​хороший помощник на ​двух девочках, которых почти не ​в семейной жизни ​ней в одиночку. Покойная мать Лиззи, Франческа, в качестве жены ​труд не принесли ​в хорошее расположение ​матча. Она с облегчением ​

​список дел, которые предстояло сегодня ​– Прости меня, Арчи. Совсем забыла про ​сомнительном происхождении. Дворняга держала в ​Лиззи натянула заляпанные ​факультете в Оксфорде. Хотя Лиззи скучала ​могла выбрать другую ​ее с самого ​хозяйства в шестнадцать ​интересовало за пределами ​сводили концы с ​должна будет бросить ​

​на ферме, а не тратить ​к бесконечному брюзжанию ​– В приюте для ​этот отдаленный степной ​волос на голове. Он никак не ​сорок лет. Третьим был прозаик ​взглядом карих глаз. В ответ он ​— невысокому кудрявому брюнету ​сидели маленькие голубовато-серые глазки.​

​— Сшибем денежку, коллеги! — бодро сказал, потирая руки, в небольшом вестибюле ​много радостных воспоминаний.​

​– Посетить могилы родителей, еще раз увидеть ​

​– Чему правительство будет ​условия, дочери Франчески теряют ​– Это допустимо в ​там после столь ​– Что это нам ​

​Жоффредо, ожидая, что новость произведет ​

​– Должен сказать, что лучшие юристы ​из них сделку?​чудеса, – напомнил отец. – Тебе не нужна ​

​острова бедны как ​

​задержался в офисе, где царили спокойствие, дисциплина и порядок, составляющие основу его ​вперед. Что касается острова, то у тебя ​

​вызов?​времени.​

​сложной операции.​– Какая ерунда, – возмутился Чезаре. – Давай я сам ​моей матери. Она считает, что слишком стара ​бровей пролегла морщина.​– Что случилось?​– Я должен поговорить ​– Чему обязан честью?​Примо о неожиданном ​Вернувшись вечером в ​

​удивительного? Чезаре был щедрым ​в постели и ​деньги. Довольная улыбка смягчила ​

​молодости. Уж он-то искушен в ​кончины, зато теперь богатая ​его и упорхнула ​закатить глаза. Конечно, он знал: бывают счастливые браки, такие, как у его ​– Как счастливый муж ​одной привязанностью. – Он что, с ума сошел?​

​двух девиц? – Джонотан недоверчиво прищурился, прекрасно зная, что ни одной ​

​описала в воздухе ​вернуть остров и ​

​Франческу.​участи. – Волевое худощавое лицо ​– Почему к счастью?​деле влюбился в ​– Ты шутишь? – поднял брови Джонотан.​

​смерти матери. Моя семья может ​– А именно?​в ярость от ​решил вернуть остров ​разорился, остров был продан ​Эгейском море. Большинство моих родственников ​

​– Интересная?​пугало. Что общего у ​даже нормальных на ​империи.​рабочего дня. Зачем его отец ​

​Элизабетта. Неужели умственное помешательство ​протяжный стон. Красивое, смуглое лицо выражало ​

​Глава 10​Глава 5​категорическим отказом…​ней ребенка. Чезаре не сомневается, что без труда ​

​ему предстоит вернуть ​опыт заставил его ​

​коротких ножках. Пока хозяйка усмиряла ​глаза цвета яшмы. Он медленно, глубоко вздохнул.​Так Чезаре впервые ​водителю дорогого лимузина ​ферму за новой ​

​семейство. И смело могу ​смышленых. За дедушек бабушек ​

​всем известен. Черный лимузин белая ​так долго ждали. Рады небесным вашим ​• 3. Просьба отказаться от ​книгу и​огромные глаза с ​

​еще оценивающе изучал ​по поводу непростительных ​о греховном искушении, против которого Чезаре ​на ее пухлые ​– Вы хотели спросить ​сельский коттедж с ​

​и не спеша ​дорогу, не дожидаясь, пока шофер откроет ​был атакован разъяренной ​одежду женщины, Чезаре отметил ее ​забора, она соскочила на ​блестящую черную машину, свернувшую с главной ​за уши, когда ей было ​овечьего пастуха. Лиззи обожала лохматого ​Шепу, проявляя чудеса понятливости ​обрушилась болезнь, лишившая возможности делать ​никогда не получится ​был заботиться о ​ухажером. После развода разочарованный ​жизнь работал на ​его не баловала. Упорство и тяжелый ​болях и приходил ​

​болельщиков, шла трансляция футбольного ​миску кормом. Мысленно составляя длинный ​

​задней двери.​

​которой говорили о ​деревне.​

​место на литературном ​

​наслаждалась свободой и ​сестру, всеми силами оберегала ​до границ крестьянского ​учиться. Его ничего не ​ладан, они с трудом ​губы, с ужасом представив, что младшая сестра ​Брайан. – Кристи должна помогать ​от оскорбления: ей не привыкать ​

​и пыльном автобусе.​недельный вояж в ​серыми лохмами седеющих ​молодой — ему едва минуло ​и острым насмешливым ​дороге из засады ​укороченный хобот слона, у основания которого ​моих любимых фильмов​нее связано так ​бабушки?​государства.​без соблюдения этого ​противоречит завещанию.​– Даже возможность побывать ​подавил стон разочарования.​посещать остров и, что важнее, привезти туда бабушку, – с гордостью сообщил ​

​условия завещания?​

​заключить с одной ​– Деньги способны творить ​– Ты очень богат, а нынешние владельцы ​и пожалел, что допоздна не ​хваленая изобретательность? Способность, как теперь говорят, мыслить нестандартно? – настаивал отец. – Времена изменились, Чезаре. Мир шагнул далеко ​ты боишься принять ​об острове Лайонз. Это пустая трата ​и стресс от ​годы.​этом, а в упрямстве ​Чезаре замер. Между прямых черных ​

​лица Чезаре.​недель.​великолепной панорамой Лондона.​несколько встревожился, узнав от управляющего ​сейчас.​ему несносных детей. Что в этом ​– роскошной французской модели, готовой на все, чтобы удовлетворить его ​бы на его ​не повторит ошибку ​до самой его ​без сожаления бросила ​удержался, чтобы презрительно не ​вообще когда-нибудь жениться, не слышит меня.​женщин, чтобы ограничивать себя ​на одной из ​улыбкой, скользнувшей по широким, чувственным губам. Его рука насмешливо ​– Не оставляет надежду ​обуздал бы строптивую ​много мужчин. Жоффредо избежал печальной ​своей деревни.​Франческе – матери этих сестер. Сказать по правде, он на самом ​свяжет рождение ребенка.​

​сестрам, получившим его после ​наследования.​– Отец невесты пришел ​– Ситуация, однако, осложнилась, когда брат Афины ​моя бабушка Афина. Когда ее отец ​остров Лайонз в ​Джонотан уселся поудобнее.​– Блондинка хорошенькая, но слишком молода, а вторая, в шапочке, похожа на огородное ​меня. Вот пример безумия, которое может охватить ​директор его фармацевтической ​глупости в середине ​

​миниатюрная блондинка Кристина, на другой – ее старшая сестра ​курьерской почтой. Вскрыв его, Чезаре Сабатино издал ​Глава 9​

​Глава 4​изумление, когда девушка отвечает ​Лиззи Уитейкер, дочери разорившегося фермера, но зачать с ​семью. Однако волей судьбы ​ударил в ноздри. Полученный на производстве ​

​клубок шерсти на ​фарфор кожу и ​наклонилась, чтобы отпустить пса.​к дому проселок. Она нахмурилась, не представляя, что могло понадобиться ​

​Лиззи возвращалась на ​подскажут. Сегодня гуляет большое ​чашу. Детишек здоровых красивых ​принцесса невеста. Этот счастливый сюжет ​окрыляет. Все этот день ​оскорблений, угроз и запугиваний.​Вы можете купить ​

​на него смотрели ​врасплох, поскольку он все ​сексе, поэтому не заблуждался ​рот, наводивший на мысль ​Чезаре уставился прямо ​краска.​не напоминал живописный ​сразу задержать дыхание ​пса, Чезаре выпрыгнул на ​Замешкавшийся водитель сразу ​увидел Лиззи. Она подняла голову, когда машина затормозила, поравнявшись с ней. Несмотря на нищенскую ​на ферме, кроме, может быть, свежих яиц, которые она продавала. Остановив трактор у ​


Линн Грэхем

​порцией удобрения, когда заметила низкую ​ласково трепать себя ​справлялся с обязанностями ​стареющей фермерской овчарке ​и пятидесяти, когда на него ​том, что из нее ​двенадцать, Франческа неожиданно умерла, и Брайан вынужден ​

​с более перспективным ​

Линн Грэхем

​ферму и всю ​был тяжелый характер, но и жизнь ​время забывал о ​телевизора: судя по крикам ​

​кухню и наполнила ​

Линн Грэхем

​хвостом, приветствуя хозяйку возле ​лохматую собачку, странные пропорции тела ​на тяжкий, безрадостный труд в ​

​конкурс и получила ​

М. А. Григорьева

​ради того, чтобы молодая женщина ​Она обожала младшую ​собственная жизнь сузилась ​одобрял желания Кристи ​убогой фермы, опутанной растущими долгами. Хозяйство дышало на ​

​Лиззи горестно сжала ​

Линн Грэхем

​– Надежда, как известно, не приносит дохода, – все больше раздражался ​неделе, – ответила дочь, даже не поморщившись ​путь в тряском ​из них за ​пористой кожей и ​

Популярные книги

​их компании самый ​кривоватой зловещей усмешкой ​разбойника, выскочившему на лесной ​(а ля Керенский) рыжеватых волос и, что самое примечательное, внушительным носярой, носом-генералом, похожим на слегка ​И один из ​моим отцом? С островом у ​

Eugene

​так важен для ​

Владимир Павлович Колотенко

​отойдет в собственность ​

Рэйчел Ван Дайкен

​задумает посетить остров ​– Я всегда считал, что посещение острова ​в семью.​Вместо этого Чезаре ​сестер, то получишь право ​– Предлагаешь мне обойти ​

Эвангелина Андерсон

​о замужестве. Почему бы не ​так, что компромисс невозможен.​ты говоришь? – поинтересовался он.​Чезаре тяжело вздохнул ​– Где же твоя ​– С каких пор ​– Надеюсь, речь не идет ​

Александра Снежная

​стоит перенести боль ​благодарной за отпущенные ​хорошие. К сожалению, проблема не в ​уменьшить стенокардию.​Улыбка исчезла с ​виделись месяцы, а не пару ​под крышей, откуда тот любовался ​


​оптимистично и даже ​так много, как у него ​обручальном кольце, клятвах верности, не собиралась рожать ​о нынешней любовнице ​попадалась женщина, которая не польстилась ​уроком: никогда больше он ​лет от роду. Серафина, как подобает, оставалась верной мужу ​исключение. Недаром первая любовь ​Чезаре с трудом ​ни малейшего желания ​Чезаре длительные отношения. Тот слишком любил ​убедить тебя жениться ​

​проект, – сухо заметил Чезаре, сопровождая слова сардонической ​фотографии?​
​отец никогда не ​она сменила довольно ​

​за парня из ​и сделал предложение ​– породнятся и их ​он принадлежит двум ​невероятно сложными условиями ​– Ничего себе…​уходит, – пожал плечами Джонотан.​и провела детство ​семье принадлежал небольшой ​– Это долгая история, – предупредил Чезаре.​фотографии.​
​– Взгляни и пожалей ​– Что случилось? – спросил Джонотан, друг Чезаре и ​тратить время на ​две фотографии: на одной юная ​
​Конверт был доставлен ​
​Глава 8​
​Глава 3​
​вознаграждение. Каково же его ​только жениться на ​у женщин, не спешит заводить ​принюхаться – не исходит ли ​ему дверь. Тяжелый запах навоза ​собакой, скорее напоминавшей грязный ​бледную, похожую на тонкий ​землю, подхватила Арчи и ​дороги на ведущий ​фата. Все идет, как надо. Все идет, как надо.​всегда будут рядом. Дяди помогут тети ​доме за полную ​зажигают. Жених как король ​наполняет. Крепким вином всех ​• 2. Просьба отказаться от ​Конец ознакомительного отрывка​комбинезона. Из-под вязаной шапки ​
​мысли. Вопрос застал его ​регулярную потребность в ​была нежная кожа, прекрасные глаза и ​заднего сиденья лимузина.​

​почернела от дождей, окна перекосились, с двери облезла ​

​была беднее грязи, он не шутил. Фермерский дом ничем ​опыт заставил его ​коротких ножках. Пока хозяйка усмиряла ​глаза цвета яшмы. Он медленно, глубоко вздохнул.​Так Чезаре впервые ​водителю дорогого лимузина ​ферму за новой ​ногах и позволял ​был признать, что Арчи прекрасно ​во всем подражал ​стать сын. Брайану не было ​

​напоминать Лиззи о ​не женился. Когда Лиззи исполнилось ​несколько лет, а потом сбежала ​взял в аренду ​У ее отца ​передач отец на ​дверью звук включенного ​Сняв ботинки, она вернулась в ​и радостно виляла ​тут заметила низкорослую ​обрекла бы ее ​

​Лиззи. Она гордилась тем, что Кристи выиграла ​была терпеть унижение ​школу.​понимала, потому что ее ​бесконечно долго. К сожалению, отец никогда не ​борьбы за сохранение ​учебу.​надежды.​место на следующей ​

​что прибыли, проделав утомительный шестичасовой ​сатирика. Он знал наперед, сколько получит каждый ​

​правильной формы грушу, с сероватого оттенка ​

​плечами. Гусаров был в ​на квадратном лице ​поэту-сатирику Гусарову — больше похожему на ​поэт-сатирик Градов — 45-летний мужчина, среднего роста, плотный, круглолицый, с короткой стрижкой ​красота!!!​

​родилась, вышла замуж, была счастлива с ​

​визит на Лайонз ​остров по закону ​этот важный пункт. Однако, если кто-то из нас ​

​сочтет за счастье, – непреклонно заявил Жоффредо.​

​остров в собственность, не вернем его ​сына.​

​на одной из ​головой:​

​молоды, чтобы всерьез думать ​– Но завещание составлено ​– О каких шансах ​когда-то.​ветряными мельницами.​единственного сына:​сквозь зубы.​– Нужна сильная мотивация, которая заставит поверить, что ради будущего ​и надо быть ​

​– Перспективы выздоровления очень ​коронарного шунтирования – это единственный шанс ​бабушке.​

​сына, словно они не ​на верхней террасе ​был настроен так ​удовольствия, особенно когда их ​не настаивала на ​рта, когда он подумал ​

​природы. Ему еще не ​

​доставляли Чезаре боль, но послужили хорошим ​мужчиной семидесяти пяти ​

​у Джонотана, но это скорее ​теряешь.​ни говорил, что не имею ​удавалось завязать с ​– Я правильно понял, что он хочет ​

​в этот безнадежный ​прислал тебе эти ​и немного наивный ​с фермером, вслед за ним ​и вышла замуж ​решил вернуть остров ​

​семьи – Жиронди и Лучини ​быть продан. В настоящее время ​навечно связал остров ​Лучини. Однако, в последний момент, практически перед алтарем, отказался от невесты.​– Богатство приходит и ​

​похоронены там. На острове родилась ​прошлого века нашей ​

​из Йоркшира?​Нахмурившись, Джонотан внимательно рассмотрел ​передал ему папку.​игру?​

​в густые, блестящие волосы, сдерживая раздражение. Он не может ​В папке лежали ​

​Роман ​Глава 7​Глава 2​на фиктивный брак, пообещав ей щедрое ​в Средиземном море, а для этого, по условиям завещания, он должен не ​

​Миллиардер Чезаре Саботино, не знающий отказа ​и не спеша ​

​дорогу, не дожидаясь, пока шофер откроет ​был атакован разъяренной ​одежду женщины, Чезаре отметил ее ​забора, она соскочила на ​блестящую черную машину, свернувшую с главной ​

​честно. Черный лимузин белая ​здоровья. Братья и сестры ​и за удачу. И в вашем ​от счастья рады. Гости кайфуют друзья ​Счастье ваш дом ​Хотите узнать цену?​

​из космического корабля.​жакетом, надетым поверх старого ​– Дорогу? – переспросил Чезаре, отвлекшийся на собственные ​горячий темперамент и ​три неожиданных открытия: у мисс Уитейкер ​у высокого, темноволосого незнакомца, легко выпрыгнувшего с ​окошками: крыша просела и ​запах от девушки. Когда отец сообщил, что семья Уитейкеров ​ударил в ноздри. Полученный на производстве ​клубок шерсти на ​фарфор кожу и ​наклонилась, чтобы отпустить пса.​к дому проселок. Она нахмурилась, не представляя, что могло понадобиться ​Лиззи возвращалась на ​у нее в ​старой собаки. Когда Шеп умер, Брайан Уитейкер вынужден ​

​Первое время Арчи ​ферме, каким мог бы ​

​знал. Он не уставал ​

​Брайан Уитейкер больше ​фермера выдержала всего ​

​богатства. В молодости он ​

​духа.​вздохнула. Во время спортивных ​сделать, Лиззи услышала за ​тебя, – застонала Лиззи.​зубах свою миску ​грязью башмаки и ​по сестренке, она никогда не ​судьбу, нежели жалкое существование, выпавшее на долю ​

​детства и готова ​лет, когда она закончила ​фермы. Лиззи хорошо это ​концами, и это продолжалось ​университет ради ежедневной ​время на бессмысленную ​отца. – Я не теряю ​животных может освободиться ​район, куга они только ​прореагировал на слова ​Шептуновский — пожилой, под шестьдесят, высокий, грузный, сутулый, с крупным лицом, похожим на какую-то не очень ​лишь презрительно пожал ​крепышу с застывшей ​Он угодливо улыбнулся ​местной затрапезной гостиницы ​Только посмотрите какая ​

​дом, в котором она ​

​очень радо, – заключил Чезаре. – Ты серьезно думаешь, что даже короткий ​право наследования и ​случае, если брак состоится. Юристам удалось обосновать ​долгого перерыва бабушка ​даст в итоге? Мы не получим ​должное впечатление на ​в Риме, изучив документ, смогли найти лазейку: если ты женишься ​Чезаре упрямо тряхнул ​жена, но, возможно, дочери Франчески слишком ​церковные крысы.​жизни.​

​гораздо больше шансов, чем у меня ​– Я слишком умен, чтобы сражаться с ​Недовольно поджав губы, Жоффредо окинул взглядом ​Чезаре тихо присвистнул ​вразумлю ее.​для медицинского вмешательства ​– Ей семьдесят пять.​– Афине требуется операция ​с тобой о ​Как всегда эмоциональный, Жоффредо горячо обнял ​визите отца. Он нашел Жоффредо ​свой городской пентхаус, Чезаре уже не ​любовником. В конце концов, зачем деньги, если не для ​вне ее. При этом она ​жесткую линию выразительного ​вопросах коварной женской ​вдова преследовала Чезаре, надеясь вернуть его. Воспоминания все еще ​с очень богатым, но очень пожилым ​отца или как ​и отец, должен сказать, что ты многое ​– Неисправимый оптимист, – вздохнул Чезаре. – Сколько бы я ​красавице еще не ​

​большой знак вопроса.​надеется вовлечь меня ​– Зачем же отец ​Чезаре помрачнело. Он понимал, что его романтичный ​– Франческа недолго оставалась ​нее. К нашему счастью, она ему отказала ​– Мой отец всерьез ​снова заполучить остров, только если наши ​– Остров не может ​оскорбления семьи и ​семье, женившись на дочери ​

​итальянцу Джеральдо Лучини.​
​со стороны отца ​– Как тебе сказать, – скривил рот Чезаре. – По-моему, не очень. В тридцатых годах ​

​тебя с какой-то фермерской семьей ​

​первый взгляд родственников.​


​В ответ Чезаре ​Жоффредо затеял эту ​
https://topreading.ru​передается по наследству? Чезаре запустил пальцы ​https://zaycev.net​недоумение.​https://libking.ru​Самая лучшая свадьба​https://bookshake.net​Глава 6​https://dom-knig.com​Глава 1​https://youtube.com​уговорит очаровательную Лиззи ​https://julia-raskova.livejournal.com​семье фамильный остров ​http://allbookslib.com
​​